100 лет революции
Алтай в огне
Как жили в Барнауле и на селе во время
Красного Октября в 1917 году
В кинотеатре Барнаула — премьера нового фильма, лесоперерабатывающий завод набирает персонал, цены на зерно упали, а на муку и хлеб — выросли, в деревне все гонят самогон и даже не стесняются этого. Знакомые повседневные новости. Только им 100 лет, и тогда в газетах они соседствовали с информацией о том, что Петрограде произошла революция. На основе архивных данных и газет того времени аltapress.ru сделал реконструкцию: как жили на Алтае во время тех событий.
Барнаул:
пожар, рост цен и эпидемии

На том месте, где сегодня в Барнауле создают туристический кластер, 100 лет назад происходили главные революционные события. Вся жизнь «варилась» именно здесь — около Оби. Магазины, театры, конторы, редакции и врачи работали на этом небольшом (по современным представлениям) «пятачке».

Накануне октябрьских катаклизмов главным событием, как и во всей России, считалась война. Это, конечно, накладывало отпечаток на жизнь города. Но в целом она текла своим чередом.
Росли цены
В конце октября Временное правительство установило новые цены на зерно — 5,1 рубля за пуд пшеницы. Определили и стоимость реализации муки: сеянки — 7,5 рубля за пуд (около 460 рублей за тонну), простого помола — 6,5 рубля за пуд (около 400 рублей за тонну). На одного едока в месяц полагалось муки-сеянки 30 фунтов (порядка 15 кг), муки простого размола — по 1 пуду 10 фунтов (около 21 килограмма).

Цены повысились почти в два раза, сообщал «Голос труда». Это было вызвано «видимо, государственной необходимостью, то есть ввиду полного отсутствия запаса продовольствия в армии, в промышленных районах, городах Петрограде и Москве».

«фабричные товары, где дороговизна жизни дошла до высоких пределов, естественно, повысятся в продажной цене, с чем придется считаться крестьянскому населению».
Регулярно совершались преступления
В ночь на 30 сентября неизвестные разгромили магазин Собининой: похитили кассу и товары. В Бийске, Камне и Барнауле были случаи самосудов, грабежей, убийств, сообщали газеты того времени.
Деловой жизнью рулили кооперативы
и кредитные организации
Алтайский союз кооперативов объединял 200 сельских кооперативов, 95 маслодельных артелей, 40 обществ потребителей, 9 артельных лавок.

Он принимал от своих членов и покупал на рынке масло; поставлял «скотское мясо, свинину и сало» армии. Союз помогал поставлять в хозяйства сепараторы, пергамент, соль, а также централизованно продавать продукцию, сообщал «Голос труда».

В 1917 году члены союза заготовили масла на 123,2 тыс. рублей, 85% всего объема было продано за границу. Масло закупали 25 иностранных фирм, пишет историк Иванцова в монографии «Сибирское крестьянство в 1917 – начале 1918 годов».

Контора Алтайского союза кооперативов находилась на углу Соборной площади и улицы Льва Толстого в доме купца Сухова.
Всего в 1917 году в Барнауле действовало 185 кредитных товариществ, 212 потребительских обществ.
Железная дорога играла значимую роль
Было налажено движение поездов в Бийск, Новониколаевск (сейчас — Новосибирск), Семипалатинск. В октябре управа алтайской железной дороги разместила в газете «Голос труда» объявление, где сообщала, что из-за переполненных складов сокращает срок хранения грузов вдвое и повышает плату — тоже в два раза.

Вокзал считался отправной точкой при расчете стоимости услуг «легковых извозчиков». Такса оттуда до улицы Алтайской и обратно составляла 1,9 рубля, до улицы Подгорной — 3 рубля, самой дорогой уже тогда считалась поездка на Гору — 3,75 рубля туда и обратно.
Трогательная деталь: управление дороги по объявлению разыскивало
«хотя бы 20 дюжин стульев венских».
Работали кинотеатры
Тогда их называли электротеатры. Например, «Иллюзiон» на углу Соборной площади и улицы Пушкина показывал спектакль в пяти частях «Возмездие».

«Новый мир» (находился на улице Пушкина, где в советское время работал кинотеатр «Пионер») демонстрировал «В борьбе обретешь ты право свое» (сверх программы — «По дебрям Африки в бочонке»).
Цена билета составляла около 50 копеек.
Работала доставка
В газетном объявлении компания «Сотрудник» сообщала, что организует развозку керосина по домам. Цена — 17,5 копейки за фунт.
Повышалась роль образования
Так, в октябре открылась детская библиотека-читальня в гимназии Будкевич (сейчас — пр. Красноармейский, 14). Объявили набор желающих в народную гимназию, сбор проводился в Народном доме. В селе Белоярском открылось культурно-просветительское общество. В школу записалось около 300 человек.
«Ребятишки набиты как сельди в бочке, тесно, на 3-местных партах сидят по шесть человек. Проходов между партами нет, лезут на четвереньках через парты».
Медицина оставляла желать лучшего
Медучреждений катастрофически не хватало. Больницы и так называемые приемные покои располагались в старых, сырых, неприспособленных помещениях. Была только горбольница на 50 коек, в ней работали два врача; инфекционная больница с одним врачом, фельдшерский пункт, одна аптека и 12 частнопрактикующих врачей, рассказывается в книге Анны Смирновой «Пламенные революционерки».

В числе таких медиков были Л. И. Иванов — «по внутренним и глазным болезням», доктор Ваксман — «по внутренним и венерическим болезням», детский врач Н. И. Делекторский, Л. Л. Сушков — «по внутренним, кожно-венерологическим и женским болезням», а также около десяти акушерок (их кабинеты располагались в основном на улицах Бийской и Алтайской).
Были распространены эпидемии. Ежегодно умирало 30–40% детей до года. Плата за медпомощь в два раза превышала дневной заработок рабочего.
Издавались газеты
Выходили, например, газеты «Сибирская жизнь», «Голос труда», «Алтайский крестьянин» и другие. Подписка на месяц на «Голос труда» составляла 1,5 рубля, на год — 18 рублей. Годовая подписка на «Алтайского крестьянина» стоила 3,6 рубля.
Перед выборами обещали лучшую жизнь
В августе 1917 года прошли выборы в городскую думу Барнаула. Осенью должны были состояться выборы в Учредительное собрание.

Уже тогда участники выборов заваливали избирателей обещаниями и яркими лозунгами.

Из предвыборной листовки барнаульского комитета РСДРП:

«Если вы хотите, чтобы местные дела в городской думе вершились в интересах большинства населения города — всей городской бедноты, а не в пользу торгашей-капиталистов и богатых домовладельцев — голосуйте за список № 8, ибо, защищая интересы рабочего класса, социал-демократия отстаивает интересы всех эксплуатируемых против хищничества богатых. <...>
Если вы хотите, чтобы налоги, падающие на бедноту, были отменены и возложены на тех, кто потом и кровью бедноты покупает себе безмятежную жизнь, голосуйте за список № 8.
<...> Если вы хотите благоустройства города, если вы хотите бесплатной помощи, если вы хотите в области продовольствия организованного распределения продуктов первой необходимости, если вы хотите ограничить жадность домовладельцев, установив обязательные цены на квартиры, комнаты и углы, голосуйте за список № 8».
рынок труда шевелился
Например, на лесопильный завод Барнаульского кредитного товарищества требовались кузнецы и древорезы (завод располагался напротив Солдатского взвоза на берегу Оби). В газету «Сибиряк — Крестьянин» требовались корректоры (редакция располагалась на ул. Большой Олонской, 28). Частники искали бондарей (мастер, делавший бочки).

В Барнауле в середине 1917 года, по разным данным, трудились по найму от 8 до 12 тыс. человек.
Ядром были рабочие железнодорожных мастерских (около 400–500 человек), завода «Шпагат», фабрики «Алтайский сеятель», кирпичных заводов, пимокатных мастерских.
Большевик Михаил Ярков говорил: «В Барнауле нет крупных заводов, промышленность мелкая, рабочих немного, а и у некоторых свои домики, домашний скот. Влияние мелкобуржуазной среды велико». (Источник: Анна Смирнова «Пламенные революционерки».)
барнаул полыхал
1917 год запомнился барнаульцам больше всего даже не революцией, а пожаром в ночь на 2 мая. Тогда без крова остались 20 тыс. человек, а общие убытки составили более 30 млн рублей, говорится в монографии Юрия Гончарова «Семейный быт горожан Сибири второй половины XIX – начала XX века».
По одной из версий, пожар начался с того, что один из пожарных в ветреный день
смолил у себя во дворе лодку.
Полыхали целые улицы. Огонь был такой силы, что пострадали и каменные здания. Дом, где сейчас расположен магазин «Красный», остался цел лишь потому, что его все время поливали холодной водой. В панике жители бежали к реке и в горящей одежде бросались в Обь.
Позже в городскую больницу доставили 34 трупа, но погибших было гораздо больше. Многие обгорели до неузнаваемости или утонули. Пожар уничтожил 60 кварталов, более 1 тыс. домов.
22–24 октября*
В Барнауле прошла забастовка типографских рабочих.
*Тут и далее в хронологии указаны даты
по старому стилю.
25 и 26 октября
Никаких сведений о революции в Петрограде в местных СМИ еще не было. «Петроградское телеграфное агентство уведомляет, что, будучи занято вооруженными силами, лишено возможности передавать о происшедших событиях», — только и написал «Голос труда».
28 октября
Размещено объявление об экстренном заседании гордумы.
29 октября
«Голос труда» опубликовал информацию, что в Петрограде низложено Временное правительство и создан революционный комитет: «Но положение совершенно не ясно. Почему-то нет известий в течение пяти дней, нет проявлений ни той, ни другой власти, как будто вся борьба и все внимание сосредоточились только в Петрограде».
31 октября
«Настоящим доводится до населения Алтайской губернии, что ввиду тревожности и неопределенности политического положения в связи с событиями в Петрограде 27-го сего октября <…> образован губернский комитет общественного спасения, коему и передана вся полнота власти в губернии. Наиглавнейшей задачей комитета спасения является: 1. Поддержание порядка в губернии в целях правильного и своевременного производства выборов в Учредительное собрание и 2. Охрана свобод, добытых революцией».

В этом же номере «Голоса труда» вполне мирно с тревожными сообщениями соседствовали объявления о торгах по продаже двух бракованных лошадей пожарным депо и отпуске быков-производителей по талонам.
31 октября
В этом же номере «Голоса труда» вполне мирно с тревожными сообщениями соседствовали объявления о торгах по продаже двух бракованных лошадей пожарным депо и отпуске быков-производителей по талонам.
«Нужно узнать, что характерной чертой настроения широкой обывательской массы является животный испуг, страх перед грядущими осложнениями, которые в мрачных красках рисуются воображению испуганного обывателя в связи с революционным выступлением петроградского пролетариата и гарнизона». Газета «Голос труда» (о том, что на первое заседание гордумы пришло много жителей).
Село:
заваруха, банды и самогон
Революция? Нет. не слышали
О том, как восприняли революцию в алтайской деревне, мнения исследователей расходятся. Одни считают, что революция зрела и мужики интересовались политикой. Другие, в основном полагаясь на воспоминания старых людей, утверждают, что довольно длительное время вся революция на селе сводилась к кровавым похождениям банд самого разного толка.

Есть данные, что один из руководителей барнаульских большевиков Владимир Устинович ездил по деревням в 1917 году и читал лекции крестьянам. Это частично подтверждают и публикации СМИ, которые рассказывали о лекторах, разъезжающих по селам.
«Сейчас мужики большой интерес имеют насчет политических партий — какая сподручнее сибирскому крестьянину. Разговоров много, а все еще ладом разобраться не смогли».
Крестьянство Алтайского края поначалу даже не использовало слово «революция». Происходящие события называли «переворотом» или «заварухой», пишет историк Татьяна Щеглова в книге «Деревня и крестьянство Алтайского края в ХХ веке». «В отличие от европейских регионов, для алтайской деревни памятными были другие события: массовое переселение и Первая мировая война».

Исследователи говорят, что восприятие революции крестьянами Алтая было слишком противоречивым, потому что в деревне тогда жили очень разные группы людей: старообрядцы, казаки, переселенцы «из России» (приехавшие во время Столыпинской реформы) и многие другие. К тому же старый сельский уклад натыкался на новые взгляды тех мужчин, которые вернулись с войны уже после революции в 1917–1918 годах.
В книге Щегловой, например, приводится воспоминание некоего И. А. Медведева из Усть-Калманского района: «Тогда волость была, а щас сельский совет. Вот тогда у отца какого-нибудь сын сопротивляется, дак отец идет в волость, пожалится там, вот все соберутся несколько человек, и его вызовут, этого сына, там его начинают плетями бить.
А он им так ответил: "Я вас, гадов, в этой волости поперережу, хватит вам по старинке жить!
Щас у вас советская власть уже!"».
Многие крестьяне считали одинаково врагами и белых, и большевиков, и «чехов» (солдаты Чешского корпуса, которые через Сибирь и Тихий океан пытались добраться до Европы, но по дороге оседали в Сибири). Иногда в числе врагов оказывались и казаки, с которыми у крестьян были давние споры по земельным вопросам.
Зачастую красными были не части Красной армии, а группы мужиков, объединявшихся, чтобы защищать свои дома, скот, продукты. Иногда люди целыми деревнями уходили в горы или леса, чтобы переждать нашествие очередной банды.

Жестоко вели себя почти все. Жительница села Староалейского Е. И. Дмух (в книге Щегловой) рассказывала: «Попадья у нас в Корболихе была. Выдавала красных белым. Красные пришли, босиком ее водили по Змеиногорску. Потом груди обрубили. Померла. Заделом ей».
Гнали, пили
В 1917 году, еще до революции и начала Гражданской войны, в деревнях гнали самогон, только что не в промышленных масштабах. «Голос труда» опубликовал информацию, как один из комиссаров уездной милиции подъехал к селу Бяткинскому Ильинской волости Барнаульского уезда: «У Бортинковой и Котеневой нашли самосидку и 10 ведер браги. Бортинкова встретила незваных гостей поленом. У Леешиной обнаружили в подполе дома завод с выходной трубой в русскую печь. Уничтожено браги около 50 ведер». Там же упоминается еще около 10 домов, где брагу уничтожали десятками ведер.
7 декабря 1917 года владелец дрожже-винокуренного завода Окороков вылил на лед Барнаулки 3000 ведер спирта. Он надеялся, что рабочие и солдаты перепьются.
Текст: Елена Маслова
Выпуск: Настасья Коваленко

В проекте использованы фото:
Фотохроногрофа, picturehistory.livejournal.com, retro.moi-barnaul,
из архивов altapress.ru, sovposters.ru

comments powered by HyperComments
© Все права защищены
altapress.ru

Сетевое издание «SV-KURS.RU» - свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70984 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 13.09.2017. Учредитель и издатель ООО «Курс».

Адрес учредителя, издателя, редакции: 656015, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Профинтерна, д. 5, кв. 16

Главный редактор Суслов А.Б.

email: svkurs2018@gmail.com

8-903-910-3006

Прайс-лист ИД «Алтапресс» 2020

Прайс-лист ИП Прохорова 2020

18+.