|
Как дореволюционные предшественники алтайских губернаторов изменили курс развития региона
В конце XIX века перед начальниками Алтайского округа — предшественниками нынешних управленцев края — поставили новую задачу: направить развитие региона по новому курсу.

Выполнять эту задачу должны были люди особого склада: это были просвещенные и верные государю бюрократы. Характерно и то, что все они были «варягами».
|
Алтайский горный округ потерял слово «горный» в 1896 году, когда его начальником был Василий Болдырев — человек поистине кипучего темперамента. Назначили его чуть раньше — в 1892 году, и на тот момент главе Алтая было 42 года.

Это был полковник, прошедший боевые испытания: будучи командиром роты на русско-турецкой войне, он получил четыре пулевых ранения. После войны окончил военно-юридическую академию и трудился на госслужбе — военным судьей в Казани, помощником военного прокурора и прокурором в Санкт-Петербурге.

Когда полковник прибыл на Алтай, кабинетские заводы по выплавке золота, серебра и меди уже приносили убытки. Между тем, к тому времени на Алтай массово ехали крестьяне-переселенцы в поисках «мужицкаго щастья».
***
Казалось бы, приток кадров — дело хорошее. Однако они самовольно занимали землю, варварски рубили лес. Этот всплеск народной энергии нуждался не только в регулировании, но и в помощи — мигрантам не хватало школ, больниц, отмежеванных участков. Организацией всего этого и занялся энергичный Болдырев.
***
Прежде всего полковник понял, насколько важно узнать, что происходит на вверенной ему территории. И в 1894 году он, находясь в Петербурге, лично приглашает знаменитого исследователя Николая Ядринцева возглавить статбюро, созданное для подробнейшего изучения быта переселенцев и старожилов.

Ядринцев и сам-то считался личностью не очень благонадежной — в молодости он отбывал наказание как заговорщик. Однако, формируя штаты, он позвал на работу еще и ссыльного народника Сергея Швецова. И все же Болдырев, служащий Кабинета Его Императорского Величества, этому не препятствовал.
Более того, новый начальник Алтая поддерживал любые разумные идеи гражданского общества. Он лично возглавил Общество любителей исследования Алтая (подержав тем самым зарождающуюся науку) и Добровольное пожарное общество. А потом добился передачи сгоревшего здания барнаульской гауптвахты под Народный дом (ныне здание филармонии) и даже подыскал архитектора в Петербурге, который бесплатно изготовил его проект.

Обществу попечения о начальном образовании по его ходатайству передали Аптекарский сад, где вскоре открылся великолепный парк для горожан (сегодня это парк Центрального района).
***
Болдырев считал: каждый клочок земли на Алтае должен приносить доходы казне. И со свойственной ему энергией он взялся за организацию работ по обустройству поселенцев и межеванию земель. Историки пишут: благодаря его активности в переселенческих поселках построили 30 школ.
***
Прослужил он на Алтае недолго — уже в 1900 году его перевели в Санкт-Петербург. Но, видимо, вычеркнуть Алтай из своей души не смог: известно, что, живя в Москве, он хлопотал за открытие у нас сельхозинститута. Не удивительно, что Барнаульская дума присвоила ему звание почетного гражданина города.
|
После Болдырева начальником округа стал 45-летний Адам Кублицкий-Пиоттух. Выходец из старого польского рода, давно обрусевшего и обедневшего, он сумел окончить юрфак Петербургского университета. Учился на медные гроши, зарабатывая репетиторством, и, по отзывам, стал отличным юристом.

За счет своей фантастической работоспособности и административного таланта он сделал блестящую карьеру, вовсе не имея связей: к 1897 году он был уже статским советником (чин соответствует полковничьему).

Одно из первых действий Кублицкого на посту начальника округа выглядит «пиаром»: он стал добровольно отчислять часть жалования в пользу Общества Красного Креста. Но, видимо, это был искренний порыв — надо знать все его благородное семейство.
***
Супруга Кублицкого была тетей поэта Александра Блока (сестрой матери), сам Блок называл его «дядя Адася». Обе семьи были весьма близки, дети Кублицких дружили с будущим поэтом. В сложные моменты жизни поэт прислушивался к мнению позитивиста и практика дяди Адаси. Тот, кстати, приглашал Блока в Барнаул, но поэт так и не приехал.
***
О том, что сделал Кублицкий-Пиоттух для Алтая, написано мало — скорее всего, он продолжал начатые его предшественником дела.

Известно, что он поддерживал идеи введения в Сибири земства и общественную дискуссию об этом. Как и его предшественник, он помогал Обществу любителей Алтая — в частности, предоставил ему две комнаты в здании лаборатории округа, в которых предполагалось разместить фонд библиотеки и коллекции музея (а это было давней мечтой общественников). Алтайская командировка для Кублицкого-Пиоттуха закончилась в 1904 году.
|
Самым коротким было правление следующего главы — Владимира Меллера-Закомельского. Барона, промышленника и земского деятеля: он прослужил начальником округа полтора года. Уже после революции сказочник Павел Бажов напишет, будто бы этот человек был палачом и вешателем. Но это неправда — жестоким подавлением восстаний «прославился» его дальний родственник.

Владимир Меллер-Закомельский происходил из славной семьи: его предки были героями войны 1812 года. Как сын генерала и внук военного министра, он был зачислен в Пажеский корпус и стал одним из лучших его воспитанников, а затем, отслужив корнетом в элитном конном полке лейб-гвардии, вышел в отставку.

Отец его удачно женился на внучке уральского купца Расторгуева (матери Владимира), владевшего на Южном Урале чугунолитейным и железоделательным заводами. По наследству стал их совладельцем и будущий начальник Алтайского округа — после ухода с военной службы он с головой ушел в управление заводами.
Со временем Меллер-Закомельский покупает имение недалеко от Санкт-Петербурга, его избирают гласным (депутатом) Петербургского губернского земского собрания. Общественная его деятельность была замечена: в 1904 году он принимает предложение Министерства императорского двора и уделов занять место начальника Алтайского округа — тогда промышленнику исполнился 41 год.
К тому моменту деловой мир Сибири бурно обсуждал идею продажи кабинетских земель округа. Промышленникам казалось абсолютно очевидным: без возможности выкупа участков под предприятиями развитие производства невозможно. Но чиновники Кабинета всерьез опасались: продажа земли, принадлежавшей, по сути, императору, разрушит экономические основы власти.
***
Задачей Меллер-Закомельского в округе, видимо, и было понять ситуацию на месте и предложить решение не в ущерб Кабинету, что он, собственно, и сделал: подготовил проект «вечной аренды» кабинетских земель.
***
Но предложенные им условия получения участка не вызвали у промышленников никакого энтузиазма. Проект, например, запрещал передачу земли в залог под кредит. Специальная комиссия Министерства императорского двора проект одобрила… Но ни одного договора «вечной аренды» в Алтайском округе так и не заключили. Уже в 1905 году Меллер-Закомельский возвращается на госслужбу и в управление кыштымскими заводами. Мавр сделал свое дело.
|
В 1906 году пост начальника округа занял 46-летний Иван Ульрих — его перевели из Забайкалья, где он возглавлял Нерчинский горный округ. Впрочем, с Алтаем он все же был немного знаком — в 1899—1901 годах он заведовал землеустройством округа.

К 1906 году государство радикально меняет миграционную политику. От Ульриха ждут большого усердия по обустройству новоселов.

Что это был за человек? Чиновник, твердо отстаивавший интересы короны, в то же время человек осторожный и не очень расторопный. По отзывам современников, Ульрих был еще и подкаблучником — в семье настоящим командиром была его супруга Варвара, «бой-баба», урожденная Лермонтова.
***
Тем не менее и ему мы кое-чем обязаны. Именно Ульрих, например, дал разрешение крестьянину, сыну купца Александру Винокурову взять в аренду землю для постройки конезавода в Тюменцеве. Завод до сих пор существует.
***
А для Новониколаевска (Новосибирска) Ульрих— персона значительная: именно он подписал документ о передаче городу земли для ее выкупа. Правда, в целом к продаже императорской земли он относился с опаской.

И все же время требовало других людей— более энергичных и решительных. Уже через год после появления Ульриха в Главное управление округа пожаловали ревизоры. В работе ведомства выявили злоупотребления и должностные преступления, двоих управляющих лесными имениями за растрату отдали под суд, а помощника Ульриха отправили в отставку. Словом, скандал.

Но, видно, к самому начальнику округа претензий было не много, и после ревизии он поработал еще три года, а потом отбыл в Санкт-Петербург.
|
Дела следующего начальника округа Василия Михайлова определенно должны знать все школьники — это был самый эффективный дореволюционный руководитель. Хотя, кажется, ни одного нашего чиновника такого уровня так не критиковала пресса (разве что Михаила Евдокимова 90 лет спустя).

Михайлов родился в Забайкалье в семье чиновника. В университете Дерпта (ныне Тарту) выучился на ветеринара — редкая для глав региона специальность. Причем Михайлов был ветеринаром не только по диплому — он восемь лет отработал по специальности в Тобольской и Акмолинской областях, где боролся с эпизоотиями.
Случайно или нет, но в Акмолинской области он вошел в состав комиссии по переселенцам, и вскоре его жизнь изменилась. Он занимается переселенцами в Ишимском округе, в Уфимской губернии.

В те же годы в России был большой неурожай. Михайлов, активист Красного Креста, помогает голодающим. А во время русско-японской войны Красный Крест отправляет его организовывать помощь больным и раненым воинам. Как видите, перед тем, как попасть в наши края, он прошел «Крым, рым, медные трубы и чертовы зубы».
***
Такого служаку не могли не заметить «наверху». В 1906 году он уже начальник переселенческого управления Томской губернии. В 1907-м — зав. землеустройством Алтайского округа. У него есть еще и личная причина взвалить на себя новую ответственность: в семье растут пятеро сыновей (из них четверо усыновленных), нужны деньги, а этот человек, похоже, взяток не брал.
***
А в столице, меж тем, не нарадуются новому назначенцу: ему удается упростить и удешевить выделение переселенцам земель.

Затем он ненадолго уезжает в Хабаровск, где курирует колонизацию Дальнего Востока. И вот новая должность: в 1910 году он — начальник Алтайского округа. Задачи перед ним ставят глобальные: провести «полное переустройство хозяйства» и административную реформу.
Еще в 1896 году в Алтайском округе для лучшего управления имуществом государя (в частности, лесами, которые варварски уничтожали и расхищали) создают 12 имений. В 1911 году территория округа разбивается на еще более мелкие единицы — 47 лесничеств и три арендных района, а в 1914 году их становится 57. За все это отвечает Михайлов.
***
Кстати, он ввел новшество, о котором и не помышляли его предшественники: приказал подчиненным проверять сообщения газет о действиях местных чиновников.
***
В 1911 году он начинает новое дело: командирует чиновника особых поручений Клавдия Миротворцева обследовать озера, оценить возможности повышения доходов от добычи соли и выяснить, что для этого должны сделать чиновники. Миротворцев, чиновник с прекрасным образованием, сам проводит обследование, разрабатывает предложения.

Михайлов ценил инициативу подчиненных и настраивал их на поиск решений — он полностью поддержал идеи Миротворцева. С 1 января 1912 года озера Ключевского, Гатского и Мормышанского лесничеств сдают в аренду барону Александру Крюденеру-Струве.
Деятельность Михайлова была признана Кабинетом образцовой. Регион наконец вступил на путь модернизации и резко увеличил доходы казны. Правда, после начала мировой войны чиновник стал все меньше устраивать начальство. Он, например, был против гонений на «иностранных шпионов».

Но в начале 1916 года он ушел в отставку по болезни. А может, и не по болезни?..

К тому моменту против земельной политики Кабинета и начальника округа была развязана настоящая информационная война. Газеты называли алтайских чиновников «агентами Кабинета», упрекали, что они отстаивают интересы царя в ущерб народу, например, повышают арендную плату, намеренно идут на нарушения закона и создают почву для конфликтов.
***
То, что столица ставила в заслугу Михайлову — ускорение межевания земель, — обернулось жесткой критикой. Только потом выяснилось, что автор многих статей — адвокат жителей, который вел дела против Кабинета. А инициатор травли— бывший помощник предыдущего начальника округа Ульриха, с треском уволенный с работы.
***
Но крови они попортили много — можно себе представить, как это огорчало старательного Михайлова.

Газеты того времени ехидно замечали, что Михайлова нет в регионе по четыре-шесть месяцев в году. А между тем его отсутствие объяснялось просто: этот человек заработал болезнь сердца и был вынужден уезжать на лечение. Главное же — работа в его отсутствие не останавливалась.
|
После отставки Михайлова округ возглавил 54-летний Федор Петров. Он был выходцем из мещанской семьи, получил образование горного инженера и много лет управлял разными российскими заводами, отслужил руководителем Читинского и Нерчинского горных округов.
***
Человек он был твердый и решительный, но сделать успел немного. Именно он помог Барнаульской думе добиться выделения городу в начале 1917 года беспроцентной ссуды в 100 тыс. рублей на благоустройство улиц и площадей — город просто тонул в грязи. В отставку его отправило Временное правительство в 1917 году.
***
Его место занял 57-летний Леонид Маслов — вечный зам, работавший еще помощником Ульриха. Именно он замещал Михайлова во время его частых поездок по краю, его подписи стоят на документах в период работы Петрова. К моменту, когда Маслов возглавил округ, самовольные рубки леса стали массовыми, лесную стражу избивали и разоружали, казенное имущество поджигали— в общем, времена для нашей Родины наступили страшные.

В начале 1917 года имущество императора передается государству, начальники округов, управлявшие царскими землями, оказались не нужны. Округ стал губернией, власть взял исполком — региональное правительство. При Временном правительстве пост «губернатора» (губернского комиссара) занял владелец крупнейшего в Сибири дрожжевого завода Александр Окороков, инженер-технолог по образованию.
***
При нем у нас появились земства и новая система налогообложения, но уже в декабре 1917-го его сместили большевики. А после установления советской власти изменилась и вся система управления.
***
|
После завершения работы в Алтайском округе многие из его экс-начальников сделали карьеру в столице...
Полковник-демократ
Василий Болдырев в 1900 году получил чин генерал-майора и был назначен заведующим земельно-заводским отделом Кабинета в Санкт-Петербурге. Известно, что его дети (по крайней мере, часть) остались в СССР, двое сыновей стали филологами, один математиком, а один из внуков, Александр Болдырев, чудом переживший период репрессий, стал известным востоковедом. Василий Болдырев умер в 1916 году.
Дядя Блока
Адам Кублицкий-Пиоттух вернулся в Санкт-Петербург на должность директора Департамента земельных имуществ, в 1915 году стал сенатором. В 1917 году имение Кублицких было разгромлено, семья бежала в Москву. Кублицкий-Пиоттух после революции оказался востребован. К тому моменту он стал крупнейшим специалистом лесного хозяйства, поэтому работал профессором Лесного института, написал много работ, посвященных лесной отрасли, как мог противостоял хищническому использованию лесов. Умер он в 1932 году. Один из его сыновей, Феликс, стал переводчиком и публицистом.
Владелец заводов
Владимир Меллер-Закомельский, уехав с Алтая, работал в Особом совещании о мерах к укреплению крестьянского землевладения (там занимались упрощением законов о передаче земли крестьянам в собственность), в комиссии по местному управлению, сотрудничая с Петром Столыпиным. Затем дважды был избран председателем Петербургской губернской управы, два срока отработал сенатором — членом Госсовета России.

После революции он возглавил Союз государственного объединения России, который взаимодействовал с Добровольческой армией, где служили его сын и зять. В 1920 году барон умер в Константинополе от тифа.
Ушел в небытие
Василий Михайлов вышел в отставку, добившись выделения себе пенсии (ему немного не хватало стажа, но вопрос был решен) и пособия детям на обучение. Сначала он поехал к супруге в Уфу, затем переехал в Сочи. Дальнейшая судьба этого умного, старательного и энергичного чиновника, так много сделавшего для Алтая, неизвестна — считается, что умер он после 1917 года. У Михайлова были многочисленные ордена и медали.
Стал бухгалтером
Федор Петров в 1918 году переехал в Омск, занимал ряд постов в правительстве Колчака. В правительстве Дальневосточной республики был министром торговли и промышленности. Интернет-ресурс «Архивы России» указывает, что в 1922 году Петров из Владивостока уехал в Харбин, где служил бухгалтером Банка домовладельцев.

По сведениям поэта-эмигранта Валерия Перелешина, у харбинского Петрова было четыре сына (алтайские историки полагают, что двое), а его супруга побывала на Первой мировой войне и несколько лет провела в немецком плену. Судьба их детей трагична: один пропал без вести в Гражданскую войну, второй покончил с собой, третий попал в дом умалишенных в Бельгии.

В Харбине Петровы жили с сыном — поэтом Сергеем Сергиным (покончившим с собой в 1934 году). А Федор Петров умер в 1937-м.
Остался в России
После создания на Алтае губернии Маслов какое-то время оказался востребованным, возглавив в 1918 году Алтайский губернский земельный комитет. В 1918 году он вышел в отставку, а после временного падения советской власти стал начальником управления земледелия и госимуществ.

В книге С. Волкова «Офицеры российской гвардии» упоминается Леонид Лаврович Маслов, бывший офицер, который остался в СССР и был расстрелян до 1934 года. «Наш» ли это Маслов? Однозначного ответа пока нет.
Эмигрировал в Китай
Александр Окороков после своего кратковременного пребывания в должности комиссара исполкома Алтайской губернии стал членом Сибирской облдумы, разогнанной в январе 1918 года большевиками. Занимал пост товарища министра торговли и промышленности в правительстве Колчака, затем служил у атамана Семенова, который командировал его в Токио. С 1920 года в эмиграции в Китае. Проживал в Харбине, затем в Дайрене, после чего переехал во Францию. Историки не приводят ни даты его рождения, ни даты смерти.
Комментарии для сайта Cackle
Над проектом работали:
Надежда Скалон,
Настасья Коваленко
В проекте использованы
статьи из газет «Сибирская жизнь» и «Природа Кулунды», журнала «Сибирские огни» и «Календаря знаменательных и памятных дат Алтайского края-2014», историков П. П. Афанасьева, М. О. Тяпкина, С. Е. Полякова, Т. Н. Соболевой, «Энциклопедии Барнаула».
Фото: открытые источники, архив altapress.ru, moi-barnaul Веры Бурдянской,Мультимедиа арт музей, Москва / Московский дом фотографии, Музей «Саровская пустынь», Алексей Кочешев, Кунсткамера


© Все права защищены.
При использовании материала активная гиперссылка на источник обязательна.

По всем вопросам:
news@altapress.ru

Сетевое издание «SV-KURS.RU» - свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70984 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 13.09.2017. Учредитель и издатель ООО «Курс».

Адрес учредителя, издателя, редакции: 656015, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Профинтерна, д. 5, кв. 16

Главный редактор Суслов А.Б.

email: svkurs2018@gmail.com

8-903-910-3006

Прайс-лист ИД «Алтапресс» 2020

Прайс-лист ИП Прохорова 2020

18+.